Шумов В.И. Мужской Николаевский Венев Монастырь

В.И. Шумов. Тульские Епархиальные Ведомости, №21-24, 1862г.

МУЖСКОЙ НИКОЛАЕВСКИЙ ВЕНЕВ МОНАСТЫРЬ
(упраздненный)

Предлагаемая статья не есть полная история Венева монастыря. Скудныя сведения о нем собранныя Сахаровым, и притом не везде верныя, как они переданы у него, дополним некоторыми подробностями и проверим на основании актов Тульскаго консисторскаго архива, начинающихся со второй половины прошлаго столетия. Сведения о монастыре, заимствованныя нами из консисторских актов, касаются истории его преимущественно за это время.
ИСТОРИЯ МОНАСТЫРЯ
а) Венев монастырь до 1764 года. – Место, где был прежде Венев монастырь и где теперь село тогоже имени, лежит в 32 верстах от города Тулы в 15 от города Венева, близ Казенной Картасеновской засеки, около версты влево от большой Веневской дороги. Начальная история монастыря совершенно неизвестна. Первое известие о нем, относящееся к началу ХV столетия, читаем в истории Смоленскаго князя Юрия Святославича, красноречиво рассказанной Карамзиным. Князь этот ознаменовал жизнь свою многими злодеяниями, но окончил ее в Веневе монастыре подвигами раскаяния и молитвы. В истории XVI стол. находим еще известие о Веневе монастыре; в 1569 году сюда был сослан, по лишении архиепископскаго сана, Новгородский архиепископ Пимен; здесь он и скончался в 1571 году. В начале XVII столетия за Веневым монастырем были вотчины: «в Тульском уезде, в стану в старом городище сельцо Бортники на реке на Осетре, сельцо Новоселки, да тех сел деревни: деревня Онишино, да в верхуши пустошь Судаково, пустошь Картасеново, да сельцо Хавково, деревня Славково, починок Семьяна, деревня Медвежья за рекою за Веневою у Медвежья /П/ря, да в Нюховском стану: пустошь без жеребья, что была деревня Теплая». Да по писцовым книгам 7098 (1590) г. за моност. значились, «что были деревня Пруцкая, полпустоши на Волынских полях. После распределения областей между Крутицкою и Рязанскою епархиями в 1360 г., когда города Тула и Венев отошли в ведомство последней, Венев монастырь, вероятно, зависел по делам епархиальнаго управления от Рязанских архиереев; и это могло продолжаться до второй половины XVII столетия, когда Тула и Венев отделены были от Рязанской епархии к Коломенской. В 1677 г., по указу царя Феодора Алексеевича, «Венев монаст., со всеми своими вотчинами, селами и деревнями, со всяким строением, с конским и всяким скотским заводом» был приписан к дому патриарха Иоакима вместо Астраханскаго Спасскаго монастыря. Когда патриаршество было заменено Св. Синодом, монастырь стал «приписным синодальным монастырем». Как синодальная вотчина состоявшая относительно сбора вотчинных доходов в ведении синодальной экономической канцелярии с устранением вмешательства в дела этого рода местнаго епархиальнаго начальства, Венев монастырь до 1749 г. не был «точно поручен «надзору епархиальнаго архиерея и относительно церковнаго благочиния», от чего без ближайшаго за монастырскою жизнию надзора в монастыре, «легко могли последовать всякия неблагочиния и монастырскому чину непристойные поступки». И поэтому, «для скорейшаго отвращения и искоренения всяких неприятностей» монашеской жизни, указом Св. Синода 1749 г. велено Веневу монастырю быть «вышепомянутым церковным благочинием» в полном ведении Коломенскаго архиерея, которому дано было право, в случае открывающихся в монастыре настоятельских вакансий, производить достойных в настоятели, с запрещением вмешательства в хозяйственное управления монастырскими вотчинами; управление это по-прежнему должно было оставаться за синодальною канцеляриею экономического правления. Синодскому дому принадлежала большая часть вотчинных доходных статей; другая меньшая часть принадлежала монастырю. И поэтому вотчинные крестьяне должны были безплатно работать и нести многие другие повинности частию за синодский дом, частия на монастырь. Притом были некоторыя хозяйственныя статьи, составлявшия исключительную собственность монастыря.
Синодальными Веневскими вотчинами были три села: Богоявленское (в Тульском уезде), Хавки и Медведки (в Веневском уезде), да семь деревень: Филатово, Анишино, Веселки (Новоселки?), Теплое, Городище, Бурдуково, Страхово. В них вотчинных крестьян в 1753 г. было 2393 муж. пола, которые составляли 999 тягол. Да и в предмонастырской слабодке было 46 человек служителей, положенных в подушный оклад, которые пользовались казенною пашнею (по 1 ½ десят. в поле); им назначение было быть на посылках в вотчинах.
В 1753 г. вотчинные крестьяне (кроме деревень Страховой и Бурдуковой) на синодский дом пахали земли в посеве трех полей 478 десятин. Сена касилось до 1000 копен. В том же 1753 г. скота имелось, принадлежавшаго синодскому дому: лошадей до 40, рогатаго скота до 30 голов; от них собиралось коровьяго масла до 4 пуд.; птиц и прочего скота не имелось. Отсыпной ржи вносилось на синодский дом по 12 четвертей, овса тож число, годоваго денежнаго оброку платилось крестьянами 175 р. 89 коп.
Кроме того, в вотчинах были рощи, принадлежавшия синодскому дому.
На монастырь, до 1719 г. вотчинные крестьяне вносили всякаго отсыпнаго хлеба 100 четвертей; грамотою 1719 г. из патриаршаго домоваго приказа вместо того отсыпнаго хлеба во владение монастыря дано в селе Богоявленском и в принадлежащих ему деревнях (вероятно, Страхове и Бурдукове) земли 90 десятин (в каждом поле по 30 десят.) и весь хлеб, сбираемый с этой земли, употреблялся на монастырской расход; да вместо прежде даваемаго крестьянам церковнаго вина велено монастырю владеть пустошами Воробьевкою, Коршуновкою и Киреевою со сенными покосами. В первых двух пустошах косилось на монастырь сена до 800 копен; кроме того, некоторые сенные покосы в Воробьевке и Коршуновке и вся пустошь Киреева отдавались в наймы по 23 р.
За монастырем имелась мельница о двух поставах, находившихся в Бурдакове на реке Осетре; на мельнице мололся на монастырский обиход всякий хлеб, да сверх того оброку бралось с мельницы 22 руб. В собственности монастыря был рыбный лов в пруде в примоностырской слободке.
Монастырю принадлежал фруктовый сад. В год дров крестьяне ставили на монастырь по 60 сажен (*мелю?) по 25 четвертей, яиц по 5000, масла коровьяго по 5 пуд., овечьей шерсти по 5 пуд., семени коноплянаго по 12 четв. и 4 четверика, ржи по 19 четвертей и 4 четверика, овса тоже число. Вместо сбора овчин бралось деньгами по 5 руб. В 1749 и 50-х годах монастырских лошадей было 17, рогатаго скота 7 штук, овец 12, свиней 4; этот скот содержался в монастыре. Монастырские пчелы около 20 ульев. Кроме того, на церковные потребы и монашествующим в пропитание крестьяне платили в год по 80 руб. Из них архимандрит получал 10 руб., иеромонахи и монахи по 3 руб. 44 ½ коп.
Смотреть за порядком в монастырских Веневских вотчинах поручалось управителю, лицу светскому, назначаемому из синодскаго дома, который попеременно жил то в селе Богоявленском, то в Хавках, получая с крестьян в год жалование по 30 рублей, кроме того различной хлебной и всякой провизии. Управитель вместе с «приписными» подьячими производил суд и расправу над крестьянами, он же назначал крестьянам и работы на монастырь.
Кроме управителей канцеляриею экономическаго правления назначались для экономическаго заведования вотчинами «посельские монахи», причислявшиеся к монастырской братии. Это вотчинные экономы; они постоянно разъезжали по вотчинным селам и деревням, берегли житный хлеб, заведовали посевом и сбором с полей хлеба и сена, вели приходно-расходные книги, в которых отдавали отчет в своем хозяйственном управлении Синодальной экономической канцелярии; на их обязанности и ответственности было содержание конскаго завода и всякаго другаго скота, составлявшаго собственность синодскаго дома, сбережение казенных синодских строений, строение за казенными рощами.
Монастырския власти не должны были вмешиваться в управление вотчинными крестьянами, дело экономов монастырских было собирать только доходы с той части вотчинных доходных статей, которыя были отведены на долю монастыря, пользуясь безплатным крестьянским трудом, назначение котораго зависело от распоряжений управителя. Но на деле настоятели монастыря властвовали над вотчинами, самоуправно судили и наказывали крестьян, если кого из них считали перед собой виновными, делали неположенные обременительные для них поборы, прибегая иногда в этих случаях к жестоким средствам вымогательства, «вступали в мирския суетныя дела», как говорил о них народ. Крестьяне с неудовольствием переносили тяжесть монашеской власти, часто заводили с монахами судебныя тяжбы, вообще не сочувствовали пользам монастыря и не редко совсем отказывались от исполнения работ, назначаемых на монастырь.
В. Шумов.

Мужской Николаевский Венев монастырь (упраздненный)
(Продолжение)
б) Венев монастырь с 1764 по 1782 г.
В 1764г. комиссию, учрежденною по делу о духовных штатах и о церковных имуществах, Венев монастырь в штат не был зачислен, но и не был назначен к уничтожению, как утверждает Сахаров, а оставлен был только в числе 5 монастырей Коломенской епархии на содержании от мирскаго подояния; вотчинные крестьяне все были отобраны от монастыря и поручены ведомству коллегии экономии.
В ноябре 1764г. приехал в Венев монастырь, присланный из коллегии экономии, казначей, надворный советник Иван Саввин Оголин для осмотра монастырских вотчин ведомства коллегии, состоящих в Тульском, Веневском и других уездах. Оголин прибыл на жительство в монастырь со всею своей командою вопреки 23 пункт. указа, выданного из коллегии экономии, которым запрещалось жить в монастырях светским чиновникам, присылаемым по вотчинным монастырским делам. Вместе с чиновниками явились в монастырь им неродственныя лица женскаго пола; команда заняла для себя настоятельския комнаты и две лучшие братския кельи, выгнавши монахов в старые. Для своих лошадей казначей построил конюшню и анбар для птиц близ церкви, загородивши этим строением вхожия в церкви святыя ворота; среди монастырского двора закалывался для стола чиновников всякий скот и птица, от чего двор окроплялся кровию, дрова, заготовленныя для отопления монастырских келий, без сожаления жгли на отопление монастырской бани, где чиновники позволяли себе грязныя сцены, баню топили очень часто, раза по три в неделю, от чего монахи опасались пожарного случая. Оголин взял из монастырской ризницы и употребил на свои нужды часть оброчных денег, назначенных к отсылке в коллегию экономии, забрал для себя монастырские экипажи с необходимою для езды сбруею, монастырское сукно, железо, принадлежности частного прибора и проч. Команда производила в монастыре шум, сквернословила к соблазну братии и приходящих богомольцев. Когда обо всем этом игумен Герасим донес Коломенскому преосвященному Феодосию, преосвященный консисторским указом от 14 Генваря 1765г. запретил священнослужителям всех церквей Тульского уезда допускать Оголина и подведомственных ему чиновников к животворящему кресту, благословлять их священническую рукою, исправлять у них какие бы то не было требы, доколе Оголин не выступит со своею командою из монастыря. Генваря 20 дня Оголин был назначен воеводою в г. Ефремов; выезжая из монастыря, он забрал с собою крытыя монастырския сани, несколько железных вещей и не мало монастырской столовой посуды. Не успели монахи взохнуть свободно после отъезда Оголина, как наехала на монастырь другая буйная ватага чиновников под начальством казначея Теляковскаго. В монастыре повторились те же сцены безчинства и тоже грабительство, что было и при Оголине. Теляковский взял под свое хранение разные монастырские припасы, хлеб был перемерен и продан без остатка, дрова монастырские пожжены; монахи жаловались преосвященному Феодосию, что их совсем гонять из монастыря. Предав Теляковскаго тому же, что и Оголина, церковному осуждению, преосвященный доношением в коллегию экономии требовал, чтобы она вывела Теляковскаго из монастыря, судила его и Оголина по государственным законам; в то же время о беспорядках, произведенных обоими казначеями в монастыре, преосвященный дал знать Св. Синоду. Оправдания против жалоб Коломенского епархиального начальства, представленныя Оголиным и Теляковским коллегии экономии, не были уважены: Оголин передан был суду, а Теляковскому с командой велено было выступить из монастыря.
С отобранием крестьян Венев монастырь вскоре обеднел. Хотя на содержание монастыря указом коллегии экономии 1765г. оставлена была прежде ему принадлежавшая земля в количестве 90 десятин (в трех полях), да пустышь Киреевская с сенными покосами и лесом, но эта земля и пустошь, отдававшаяся с того времени, за неимением собственных рабочих рук, в наем охочим людям, не приносила братии более 37 руб. годоваго доходу. Этого было слишком мало на содержание монастырской братии в прежнем ея составе, хотя вообще и не очень многолюдном. При таком изменившимся положении дел, неблагоприятном для монастырской жизни, монахи в том же 1764г., как только крестьяне отошли от монастыря по разным местам кроме престарелых, которым уже некуда было идти. Но и оставшаяся в монастыре братия должна была для своего пропитания обратиться за подаянием, притом нужно было подумать о доходах в пользу храма. В 1765г. архимандрит Гедеон с братию жаловались преосвященному Феодосию: «Николаевский Венев монастырь имеется за штатом, и мне нижайшему архимандриту с братию жалования никакого ни откуда, в даче не имеется, також и доходу во святую обитель и нам на пропитание ни отколе никакого не имеется, кроме того только, что имеется от сбора по данной от вашего преосвященства вкладной книги, — и то от доброхотнодателей самое малое число, а в монастырь подаяния ничего не имеется, от чего претерпеваем во всем не малую нужду». Это бедственное состояние монастыря заставило братию просить преосвященного о дозволении построить на большой дороге, лежавшей не вдалеке от монастыря, часовню для сбора от проезжающих доброхотнодателей в пользу церкви и монашествующих. Но большая дорога вскоре была перенесена на дальнее расстояние от монастыря, Оголин и Теляковский выжили из него то, что было запасено от прежняго времени, а в деревнях, куда монахи обратились за милостиною, крестьяне отказали им в куске хлеба. В том же 1765 году, после жалобы на Теляковскаго монашествующие писали преосвященному Феодосию: «подаяния со стороны никакого ни от кого не имеем, потому, что монастырь состоит от города на дальнем разстоянии, и ныне стали без всякаго пропитания и милостыни испросить не у кого: проезжей большой дороги близ монастыря нет, — стала в дальнем разстоянии, а в деревнях у крестьян хлеба ни у кого не выпросишь, а в засеке дров рубить никак невозможно…, також к службе Божией на просвиры муки, вина церковнаго, ни свеч, ни ладану взять стало не откуда и самим питаться не чем. Просим вашего преосвященства, чтобы нас перевесть в другие монастыри, чтобы нам без хлеба и без дров напрасно не помереть». Через десять лет (в 1775г.) в монастыре остался один только иеромонах да находившийся в искусе прапорщик; церковная служба отправлялась с помощию посторонних наемных людей. Между тем церковь и жилыя здания обветшали, монастырская братия кое как жила в кельях с разбитыми окнами, с развалившеюся крышею и потолками, а исправить ветхостей было не на что. В 1776г. крыши и потолки на монастырских зданиях, как в церкви так и в жилых покоях, до того были ветхи, что священно- и церковно-служители постоянно должны были опасаться за жизнь, отправляя в церкви богослужение и живя в кельях. Вообще при скудности собственных средств к содержанию, при бездоходности, без посторонней помощи вкладчиков (а их то и не было) дальнейшее существование монастыря стало решительно невозможным.
Наконец в 1782г. Мая 6 дня преосвящ. Феодосий доношением представил св. Синоду, что «заштатный Николаевский Венев монастырь сколько за умертвием бывых в оном вкладчиков без всякаго остался содержания, не меньше по недостаточеству к пребыванию в оном монашествующих… в совершенное пришел в запустение, а в близи от онаго монастыря разстоянием около версты состоит… село Богоявленское, в котором церковь деревяннаго здания, а приходских двести дворов: и для того не благоволено ли будет в означенном селе Богоявленском церковь упразднить, а состоящие при этой церкви приходские дворы приписать к помянутому Веневу монастырю, учинить его приходскою церковию». Св. Синод указом тогоже 1782 г. мая 31 дня позволил преосв. Феодосию поступить с Веневым монастырем согласно его представлению. Монастырь был упразднен и обращен в приходскую церковь успенскую под названием село Богоявленское, деревянную церковь прежде бывшаго вотчиннаго села Богоявленскаго велено было сломать и продать и вырученныя за нее в продаже деньги и ризницу передать во вновь «учиненную» приходскую церковь успенскую; архимандрическое облачение (шапки, кресты, набедренники и палицы) для хранения отправить из монастыря в кафедральную Коломенскую ризницу, а монастырское строение велено отдать во владение священно и церковно-служителям, переведенным из прежняго села Богоявленскаго к новой приходской церкви.
Священно- и церковно-служители села Богоявленскаго недолго пользовались монастырским строением, которое при упразднении Венева монастыря в приходскую церковь отдано было им во владение консисторским указом 1782г. В 1784г. исправлявший должность Тульскаго и Калужскаго генерал–губернатора граф Кречетников, отыскивая в Тульской губернии годный к строению местный каменный материал – для строившагося Тульскаго оружейнаго завода, приказал директору экономии Николаю Давыдову разобрать в бывшем – Веневе монастыре жилыя каменныя здания и каменную полуразвалившуюся ограду, бывшую вокруг церкви, и по разборке годный к строению камень перевезть на оружейный завод; такого камня (белаго, тесаннаго) оказалось до 17 тысяч; 6 тысяч тогда же было перевезено в Тулу. Разломка каменной ограды и жилых зданий и перевозка камня на завод делались по одному распоряжению Кречетникова без сношения с духовною властию, которая узнала об этом почти уже через 20 лет (в 1803г.), вопреки 10 и 11 пунктам учреждения о штатах духовных 1764г. и Синодскому указу 1769г., которыми упраздняемые монастыри со всеми в них строениями, как церковную собственностию, предоставлены разсмотрению Св. Синода и епархиальных преосвященных. В делах Тульской казенной палаты 1797г. значилось, что в уплату за монастырский камень по оценке его употреблено из заводской казенной суммы на исправление ветхостей Успенской церкви 1735 рублей. Но так как эти деньги, употребленные будтобы на ремонтировку церкви в уплату за камень, значились по записям одной только казенной палаты, то в 1803г., когда преступлено было к перевозке остального камня на Тульский оружейный завод, преосвященный Мефодий протестовал против этого, как насильственнаго захвата церковной собственности, а справедливость уверений казенной палаты относительно вознаграждения за камень признал сомнительною на том основании, что об этом вознаграждении ничего не знала консистория, чего не могло быть, еслибы со стороны светской власти дело о монастырском камне велось законным порядком. На незаконность действий светской власти преосвященный жаловался Св. Синоду. Но так как судебный процесс о монастырском камне мог послужить причиною замедления постройки оружейнаго завода (камень предназначался на постройку главной нижней плотины завода) вопреки Высочайшему имянному повелению о скорейшем построении его, а архитектор, строивший завод, принес высшему начальству жалобу на убытки, понесенные им от остановившейся перевозки камня: то Св. Синод указом от 17 декабря 1803г. повелел преосвященному Мефодию прекратить неблаговременно начатый с казенною палатою процесс. Вместе с камнем в том же 1803г. отняты были у церкви Успенской и деревянныя постройки, с которых доходами до сего времени пользовались священно и церковнослужители, отдавая эти постройки, в наем купцам, приезжающим в село Богоявленское на ярмарку в Успеньев день. Это два деревянных корпуса с 16-ю жилыми покоями и 10-ю торговыми лавками, построенные Давыдовым в 1784г. вместо прежних монастырских каменных и деревянных зданий, им разобранных и употребленных неизвестно куда. В 1803г. казенная палата предъявила тоже до сего времени неизвестныя духовной власти права свои на эти постройки и продала их.
В. Шумов

МУЖСКОЙ НИКОЛАЕВСКИЙ ВЕНЕВ МОНАСТЫРЬ
(упраздненный)
(окончание)
II. Церкви Венева монастыря.
В конце XVII и в XVIII столетии в Веневе монастыре было две церкви в одном двух-этажном каменном здании, как оне сохранились и доселе без изменения в своей внешней архитектуре и с незначительными переменами во внутреннем строении: верхняя соборная церковь во имя успения Пресв. Богородицы, а нижняя Николаевская с приделом на правой стороне трапезы во имя великомученика Георгия. Нижняя церковь, по сказанию одной монастырской легенды, освящена в 1689г., в настоятельство архимандрита Иосифа. Верхняя, одноглавая, с обширною папертью с западной и южной стороны, «построена по указу Святейшего Патриарха Адриана из его домовой казны и по его благословению освящена в 1701г. архимандритом Венева монастыря Антонием. Обе церкви строились, как видно по годам их освящения, одна вслед за другой в самый непродолжительный промежуток времени.
Колокольня каменная – древней архитектуры; построение ея, как полагают, современно построению церквей. В настоящее время на колокольне 8 колоколов; в первом из них веса 142 пуд., во втором 60 пуд., в прочих вес неизвестен. Первый колокол новейшаго литья, остальные, по всей вероятности, старинные монастырские.
В 1773г. «Венева монастыря на церквах божиих кровля состояла в крайней ветхости, чрез что на оныя церкви Божьеи происходила, а в некоторых местах и сквозь каменные своды, от дождей течь, а притом уже в паперти из сводов и кирпич вывалился». В такой ветхости церкви оставались до 1784г. В этом году, когда монастырь уже обращен был в приходскую церковь, директор тульской казенной палаты Давыдов, по поручению генерал–губернатора Кречетникова, предлагал преосвященному Феодосию исправить ветхости успенской церкви на казенныя суммы; вместе с починкою кровли, окон, дверей и иконостасов требовалось уничтожить в нижней церкви ветхий предел виликомученика Георгия с целию распространения прежней тесной трапезы; разширение трапезы нужно было особенно потому, что число прихожан успенской церкви в то время увеличивалось присоединением к приходу около 300 душ дедаловских крестьян, поселившихся в засеки. На предложение Давыдова последовало согласие преосвященнаго. Но были ли исправлены церковныя ветхости, как предполагалось их исправить, совершенно неизвестно. Только придел великомученика Георгия был уничтожен в том же 1784г. В 1803г. церковь требовала опять значительной суммы на свое исправление.
В нижней николаевской церкви по правую сторону стоит гробница Смоленского князя Юрия, а по левую Новгородского архиепископа Пимена. В 1827 году старинныя гробницы, крытыя бархатом, были уничтожены и заменены дощатыми с надписями из Степенной книги и из истории Российской Иерархии. Народ чтит память этих мужей; для служения панихид при гробах их особенное стечение его бывает 15 августа в ярмарочный день в селе, на главный праздник венева–монастырской церкви.
Иконостасы в обеих церквах древние; стены в верхней церкви росписаны живописью древней работы; в нижней церкви образная живопись, хотя теперь возобновлена, но с сохранением древнего пошиба.
Из сохранившихся от древности икон замечательны:
1) В верхней церкви местный образ успения Божией матери, весьма древняго письма в серебряной позлащенной ризе в 30 ф. 50 з. На образе в кругу с левой и правой стороны подписи; с левой стороны: «Лето 7103 (1595) февраля в день представися раб Божий священник Порфирий оной церкви» подпись с правой стороны: «сия икона поставлена бысть по Антиповском священнике Порфирии». В монастырской описи 1764г. эта икона значится так: «На том образе венец серебренный позлащенной, да при нем жемчужной малый убрусец низан мелким жемчугом, да при нем же убрусец другой привешен на шелку жемчужной, в котором по счету явилось пять крупных, и семдесять самаго мелкаго жемчуга, да в нем три камушка малых простых, да на том же образе на Спасителю, по апостолам и евангелистам сорок три венца серебренные позлащенные, а между венцов по местам оклад серебреной, тонкой, чеканной позлащенной, а поля обложены окладом серебреным позлащенным же, в верху надпись серебреная позлащенная; при том же образе привесу два креста серебряных малых, да серебряный один пятикопеечник и алтынник, да три копейки старинные серебреные же, а при оном образе завеса голубой тафты».
2) В нижней церкви храмовой образ Святителя и Чудотворца Николая, тоже весьма древний, в серебряной вызолоченной ризе с таковым же венцем, с херувимами, держащими рапиды. Весу в ризе 1ф. 22 зол. без пробы. В писцовой книге 1627г. об этой иконе сказано: «образ Николая Чудотворца в киоте на окладе, венец чеканной серебряной позолочен и обложен финифтью, да на нам две гривны чеканяны да деньга золотая, да копейка серебряна позолочена». В монастырской описи 1764г. этот образ значится так: «Образ храма святаго Николая Чудотворца: на нем ризы и венец с короною и крестом сребреное, позлащенное, чеканное, на том же образе его Чудотворца житие, на житии и по полям оклад басебной, на том же житии девятнадцать венцов малых сребреных же, еще два венца на Спасителю и Богоматери в той же ризе сребренные, позлащенные, чеканные, на том же святом образе привесу больших четыре, да малых три сребренных крестов, да две копейки сребренныя старинные, пред тем образом лампада большая медная»
Замечательное из священной утвари.
1) Напрестольный серебряный вызлащенный крест, на нем следующая подпись: «Лета 7184 (1676) года Генваря в 10 день сей крест построил в дом великаго чудотворца Николая в Венев монастырь тоеж обители келарь, старец Филарет Че(р)неен, да казначей старец Вассиан, да Соборный староста Сосипатр с братиею из прикладных крестов и денег». На кресте весу в серебре 2½ ф.
2) Евангелие напрестольное, Львов 16(3)7г. печатанное на александрийской бумаге по благословению Митрополита Петра Могилы, обтянуто малиновым бархатом с серебренным средником и угольниками.
3) Оловянная дарохранительница трехглавая. По описи 1764г. значится в верхней церкви.
4) Таковаяж одноглавая.
5) Деревянный настоятельский посох, по преданию присланный из обители преподобнаго Сергея Радонежского одному благочестивому настоятелю Венева монастыря. В монастырской описи 1764г. деревянных настоятельских посохов значится два.
6) Схимонашеская одежда, сотканная из волос, с изображениями святых. В монастырской описи 1752г. схимонашеских одежд показано две.
7) Архимандричья шапка, шитая из красно-багроваго бархата, без прибора. Уже в монастырской описи 1764г. она значится ветхою. Другая архимандричья шапка, крытая малиновым бархатом, с дорогим прибором, для хранения передана в 1783г. из монастыря в коломенскую кафедральную ризницу.
В церковной библиотеке древнейшия книги:
1) Евангелие, Львов 1636г., напечатанное по благословению Петра Могилы «тщанием братства Ставропигиальнаго храма успения пресвятыя Богородицы».
2) Евангелие Иисуса Христа во славу человеколюбца единаго трипостаснаго Бога, М. 1657г., напечатанное по благословлению Святейшего патриарха Пикона. В монастырской описи 1764г. оно значится напрестольным в нижней церкви.
3) Апостол М. 1679г., изданный по благословению патриарха Иоакима, значится в описи 1764г.
4) Легенда монастырская об исцелении одного расслабленнаго и слепаго отрока чудодейственною силой Венева – монастырской иконы угодника Божия Николая. Легенда эта напечатана Сахаровым в его «Истории общ. обоз. Тул. губ». (Ч. 1. стр. 213, изд. 1832г.)
5) Древний синодик, в котором записаны роды древних русских царей и князей.
III Настоятели Венева монастыря.
Настоятели Венева монастыря до второй половины XVII столетия были игумены, с сего времени до 1765г. архимандриты, под конец иеромонахи в звании игуменов и строителей. Непрерывный ряд настоятелей, преемственно следовавших один за другим, начинается по консисторскому архину с тридцатых годов прошлаго столетия, а из живших до сего времени известны очень не многие и то только по именам. Список настоятелей Венева монастыря, составленный Сахаровым по бумагам монастырскаго архива и по древнему синодику, кроме того, что он очень не полон, еще не верен: в нем перепутан преемственный ряд настоятелей; значатся имена таких лиц, которые не были настоятелями Венева монастыря (Пахомий Бохин), а некоторые настоятели отнесены не к тому времени, в которое они жили и управляли монастырем (Дионисий Крапивин и Питирим). Ряд настоятелей Венева монастыря, живших до 1731г., представляем по Сахарову, не доверяя ему там, где его показания не могут быть подтверждены ссылкою на документ.
1) Игумен Петр, живший в начале XV столетия благочестивый инок; под его руководством Смоленский князь Юрий в последние дни своей жизни нес подвиги покаяния и молитвы.
2) Игумен Матфей в 1593г.
3) Игумен Сильвестр Болохонец в 1602г.
4) Игумен Варлаам в 1624г.
5) Игумен Иосиф в 1627г.
6) Архимандрит Никодим.
7) Архимандрит Агапит.
8) Архимандрит Иосиф в 1698г.
9) Иеромонах Иосиф.
10) Архимандрит Антоний в 1701г.
11) Архимандрит Тит 1724г.
12) Архимандрит Пахомий с 1737 по 1740г.
13) Архимандрит Дионисий Крапивин становится известным по актам консисторского архива, как настоятель Венева монастыря, с 1743г; в 1749г. за старостию по прошению был уволен от должности настоятельской в Веневе монастыре и переведен в монастырь Исаако – Петровский.
14) На место Дионисия назначен был в 1749 г. (30 Генв) архимандрит Питирим Смирнов; за старостию и болезнею по прошению уволенный в 1750 г. от настоятельской должности….

Добавить комментарий



Яндекс.Метрика